Дальний Бой
Дальний бой по-австралийски
 

 
  Австралийский дневник
Kenworth

Федор Лапшин
Фото автора

«Для далекой глубинки австралийцы придумали нечто среднее между грузовиком и поездом. К тягачу с трейлером (а это — около 35 футов, да еще груженных скотом) прицепляют «собаку» — второй трейлер. И таких «собак» может быть до полудюжины!

Обгонять такую штуковину чрезвычайно опасно — если, конечно, вам удастся ее догнать. Пыль и камни, летящие из-под колес, смешиваясь с коровьей мочой, поливают незадачливого автомобилиста… Так что если нервы у вас не из стали, в омывателе не бочка воды, а лобовое стекло — не бронированное, то обгонять подобный состав возбраняется!»

Из книги «Эти странные австралийцы»

Тот, кто интересуется грузовиками, наверняка видел эффектные фотографии длиннющих австралийских составов: могучий тягач несется, поднимая пыль, а за ним — два, три, а то и больше полуприцепов.

«И что, такие автопоезда ходят по всей Австралии? Сколько же у тамошних тягачей сил под капотом? Сколько весят такие монстры и какая длина там разрешена? Сколько, наконец, зарабатывают австралийские дальнобойщики?» — нередко спрашивали нас читатели и коллеги-журналисты.

Чтобы ответить на все эти вопросы, я отправился в далекую Австралию. Причем не на побережье, а в самый центр континента — в городок Элис Спрингс.

  Там, за океаном

Карта Австралии
«Направо — степь, налево — степь, и прямо — тоже степь…» Эту местность австралийцы называют Red Centre («красный центр») — по цвету земли и песка
«Направо — степь, налево — степь, и прямо — тоже степь…» Эту местность австралийцы называют Red Centre («красный центр») — по цвету земли и песка

...среди степи — одинокая колея. И при мне по ней не прошел ни один поезд...

Сначала мне долго не давали австралийскую визу. Несмотря на официальное приглашение и то, что поездкой занималось турагентство, посольство требовало предоставить то тот, то другой документ.

Наконец, от меня потребовали бумагу, в которой было бы написано (по-английски, разумеется), где и с каким оружием я учился обращаться! Я честно написал: «Город Архангельск, воинская часть 6647, автомат Калашникова». Видимо, этот факт моей биографии окончательно добил австралийцев — и мне-таки выдали визу.

Только потом я узнал, что в Австралии переизбыток мужчин, и потому «лиц мужского пола» (особенно из подозрительных стран наподобие России) туда пускают весьма неохотно. Вот если бы я был женщиной — другое дело.

Затем я летел через пол-Земного шара, и, казалось, полет длился целую вечность. Открываю глаза — за иллюминатором темно. Засыпаю. Опять просыпаюсь. Все еще темно. Летим…

В Сингапуре, где наш Боинг приземлился на дозаправку, у меня зазвонил мобильник. «Я в Москву приехал! — радостно говорит приятель-«камазист». — Увидимся?» «Не могу, — отвечаю. — Я в Сингапуре…» А сам думаю, глядя на пальмы: куда меня занесло?

В таком, полубредовом, состоянии, я прибыл на австралийскую землю. Но перелеты на этом не закончились. Из Сиднея я полетел в Мельбурн, а уже оттуда — в Элис Спрингс, затерянный посреди пустынной Австралии (население — 20 тысяч человек, есть река, но usually dry, «обычно пересохшая»).

Дело в том, что рядом с этим городком — единственным в тех краях, — проходит «главная автострада Австралии», Стюарт Хайвей. Она идет с севера на юг, соединяя одно побережье с другим; и ее длина — 3781 километр.

Здесь-то и работают самые длинные автопоезда в мире. «А что, железной дороги в тех краях нет?» — наверняка спросите вы. Есть. Но, во-первых, она идет от южного побережья только до Элис Спрингс. Дальше, увы, рельсы не проложили.

А во-вторых… Взгляните на фотографию! Среди степи — одинокая колея. И при мне по ней не прошел ни один поезд.

А между прочим, вокруг есть еще масса безлюдных районов, где живут одинокие фермеры… В общем, в этих краях одна надежда — на road trains, «дорожные поезда».

  Правда о «дорожных поездах»

Это — не фотомонтаж, а вполне реальный автопоезд! Его тягач — Volvo NH австралийского производства с 580-сильным двигателем Cummins
Это — не фотомонтаж, а вполне реальный автопоезд! Его тягач — Volvo NH австралийского производства с 580-сильным двигателем Cummins

Надпись сзади на автопоезде: «Если вы не видите мои зеркала, я не могу видеть вас»
Надпись сзади на автопоезде: «Если вы не видите мои зеркала, я не могу видеть вас»

И вот я наконец стою — с фотоаппаратом наготове — на пыльной обочине той самой автострады Стюарт Хайвей.

Я бы сказал даже, «стою как дурак». Потому что еще в Москве представлял, как по этому самому шоссе то и дело проносятся те самые автопоезда, заменяющие железнодорожные составы. Только успевай нажимать на спуск!

И что же? Прошло уже полчаса — а по пустынной трассе не прошло ни одного автопоезда. Как же так?!

Не хочется, конечно, разочаровывать любителей «грузовой» экзотики. Но придется. Потому что правда о самых длинных автопоездах в мире, которые работают в Австралии, весьма отличается от того, что обычно пишут в журналах и путеводителях.

Конечно, самые длинные автопоезда — те, что называются road train, «дорожный поезд», существуют. (Им и посвящена эта статья!)

Но встретить такие грузовики, даже прибыв в Австралию, не очень-то просто. Потому что на побережьях, где живет подавляющая часть населения (и куда прибывает большинство путешественников), основной вид автопоезда — «оne truck, one trailer». То есть «один тягач, один трейлер». В общем, как у нас или же в Европе.

А настоящим длинномерам — тем, что длиннее двадцати двух метров, — разрешено работать только в пустынных районах. И они составляют лишь 2% от общего числа автопоездов… В итоге каждый год здесь регистрируется лишь 100—250 новых road trains. Австралия сама по себе — страна малолюдная, и грузовиков в ней немного. А уж столь экзотических — и подавно!

Так выглядит автовоз по-австралийски
Так выглядит автовоз по-австралийски
Этот дальнобойщик только что прицепил к своему «составу» еще один трейлер — и вешает сзади таблички ROAD TRAIN
Этот дальнобойщик только что прицепил к своему «составу» еще один трейлер — и вешает сзади таблички ROAD TRAIN
Обратите внимание: на среднем полуприцепе лежит… лодка. Неужели ее везут с одного побережья на другое?
Обратите внимание: на среднем полуприцепе лежит… лодка. Неужели ее везут с одного побережья на другое?
 
 

«ТРАК-СТОП» по-австралийски

Знак предупреждает: «Здесь поворачивают Road Trains»
Знак предупреждает: «Здесь поворачивают Road Trains»

ЗнакМне подсказали: «Road trains проще всего встретить на заправке у выезда из города. Так что отправляйся туда».

Сама заправка Shell выглядит вполне обычно (что-то вроде московских комплексов BP, с магазинчиком, кафе и, разумеется, кондиционером). Но «паркинг» рядом с ней — это что-то!

Представьте себе немощеную площадку размерами этак… Метров триста на триста.

ROAD TRAINS NO LEFT TURNА что бы вы хотели? Ведь road train со своими тремя длиннющими полуприцепами должен не просто заехать сюда, но еще и спокойно развернуться, не мешая другим, таким же, автопоездам!

Правда, в основном площадка пустует: движение и так нечастое, а заправляться и попить кофе дальнобойщики заезжают еще реже. Только посредине площадки, отцепленные от составов, дожидаются своих хозяев несколько «фур».

Дело в том, что на Северной территории Австралии автопоездам разрешено работать с тремя полуприцепами.

А южнее того самого городка Элис Спрингс начинается зона, где разрешено таскать только по два трейлера. И максимальная длина там — «всего-то» 36 метров. (Конечно, возможны и исключения — но только при наличии специальных разрешений).

Потому-то иные дальнобойщики и отцепляют «лишние», уже разгруженные, трейлеры по пути с севера на юг. Никто их не тронет: в Австралии не воруют…

  «Коровий поезд»

Эти автопоезда-монстры перевозят коров. Оба тягача — марки Kenworth
Эти автопоезда-монстры перевозят коров. Оба тягача — марки Kenworth

Буквы N. T. на номере означают Northern Territory, «Северная территория», а Outback — пустынная земля, что лежит вокруг
Буквы N. T. на номере означают Northern Territory, «Северная территория», а Outback — пустынная земля, что лежит вокруг

«Фуры» соединяются с помощью прицепных тележек
«Фуры» соединяются с помощью прицепных тележек

Так «успокаивают» коров электрошоком
Так «успокаивают» коров электрошоком

Наконец-то! На площадку заруливает road train — с тягачом Kenworth и, разумеется, с тремя длиннющими «фурами».

Фу-у, чем это так пахнет от автопоезда? Только подойдя поближе, я понял: он везет коров. В трех трейлерах (да еще в два этажа) переминаются и тяжело вздыхают коровы, а продукты их жизнедеятельности стекают через щели прямо под колеса.

Я собрался было заговорить с водителем, но тот отмахнулся: «Не сейчас». Вытащил из кабины что-то вроде желтого жезла, вскарабкался на трейлер, держа этот «жезл» в зубах, и начал тыкать им в коров. Да это же электрошокер!

«Видишь, что приходится делать, — махнул рукой водитель, перебегая от одного прицепа к другому. — Если коров не успокаивать электрошоком время от времени, они могут разойтись и начать раскачивать прицепы…»

Позже я узнал: такой cattle train, «коровий поезд», перевозит до 160 коров — в зависимости от их размеров, конечно. Чтобы забрать их с пастбищ, дальнобойщикам приходится сворачивать с асфальтовых дорог и не один десяток (а иной раз и не одну сотню) километров ехать по укатанным «грунтовкам».

А размеры местных пастбищ просто поражают: например, только Warrawagine Cattle Station занимает 46000 (это не ошибка!) квадратных километров. При том, что площадь Голландии — 41500 квадратных километров…

  Немного о тягачах

Характерная особеность местных тягачей — высокие трубы воздухозаборников (чтобы не попадал песок, летящий из-под колес) и сетка от камней на лобовом стекле
Характерная особеность местных тягачей — высокие трубы воздухозаборников (чтобы не попадал песок, летящий из-под колес) и сетка от камней на лобовом стекле

Этот старенький Kenworth исправно работает «локомотивом»: тягачи здесь ходят до капремонта по миллиону миль (1,6 млн км). А затем таскают уже не по три, а по две «фуры»
Этот старенький Kenworth исправно работает «локомотивом»: тягачи здесь ходят до капремонта по миллиону миль (1,6 млн км). А затем таскают уже не по три, а по две «фуры»

Если вам попадется на глаза картинка, где изображен… Ну, например, бескапотный тягач Scania или, допустим, Mercedes, работающий австралийским «дорожным поездом», — не верьте.

То есть, конечно, такие экземпляры существуют. Однако они — исключение из правил. Потому что рынком road trains правят три марки: Kenworth (местного производства), Mack (тоже австралийский) и Western Star — на этот раз американский, «привозной». Справедливости ради надо заметить, что есть еще австралийские Volvo NH: они, как правило, работают с цистернами.

Все эти тягачи — капотные, как в Америке; но капоты здесь несколько короче (для меньшего радиуса поворота), а шасси — заметно усиленное.

Чистокровные «американцы», рассчитанные совсем на другие нагрузки (ведь полная масса автопоезда в США — всего 33 тонны!), просто не выживают в местных условиях. Говорят, несколько лет назад сюда завезли обычный американский экземпляр (это был обтекаемый Kenworth). Так он даже испытаний не смог пройти — развалился.

Кстати, даже сами тягачи здесь называются иначе, чем в Америке: не «truck» и уж тем более не «tractor» («трактор» в понимании австралийцев означает то же, что и в России). А prime mover — «первичный движитель».

Типичный «первичный движитель» выглядит так: все агрегаты (включая несинхронизированную КПП) — исключительно американские. Мощность двигателя — в районе 600 «лошадей». Шасси рассчитано на буксировку автопоездов массой до 115 тонн.

Да, чуть не забыл: здесь же левостороннее движение! И потому весь интерьер кабины «зеркально перевернут».

Между прочим, когда я решился сесть за руль такого «движителя» с двумя полуприцепами (правда, дело было на полигоне), и преспокойно вырулил с второстепенной дороги на главную, австралиец, сидевший рядом, отчаянно замахал руками: wrong side, wrong side! («Не та сторона»!) А что? Я же спокойно повернул на привычную правую сторону…

 

О кенгуру и «кенгурятниках»

Предупреждающий знак...
Кенгуру

«В Австралии был. А кенгуру видел?» — спросите вы. Отвечаю: видел. Даже за плюшевое ушко потрепал в заповеднике. И знак «берегись кенгуру», который печатают во всех путеводителях, сфотографировал (хотя его пришлось поискать!).

Так вот. Это для нас, непросвещенных, есть «просто кенгуру». А на самом деле существует масса их разновидностей.

Самый крупный кенгуру (весом с человека, больше метра ростом и рыжий) называется red, «красный». Чуть поменьше — «серый». Еще поменьше — «воллоруу».

Совсем маленькие кенгуру называются «валлаби». Сидишь вечерком на открытом воздухе, ешь местные шашлыки, а из камней появляется парочка таких «валлаби». Сидят, смотрят. А подойдешь поближе — они чикдык-чикдык — и упрыгивают обратно. Только глаза из-за валунов блестят.

Один вид кенгуру даже живет на деревьях! Правда-правда. Хвост у них длиннее, чем сам зверек…

А знаете, почему решетки на носу джипов и грузовиков называют «кенгурятниками»? Сейчас расскажем.

«Большинство автомобилей в Австралии снабжены спереди стальными решетками на случай столкновения в темноте с кенгуру.

Такая защита исправно выполняет свою функцию, но — только при встрече с небольшими кенгуру, а также когда вам приходится прокладывать дорогу в городских пробках и разгонять пешеходов.

От крупных кенгуру, которые не отличаясь большим умом, замирают в полете прямо перед вашей мчащейся машиной, никакая решетка не спасет.

Любимая забава кенгуру — подпрыгнуть как раз тогда, когда вы уже почти сбили его. И тогда зверь влетает прямо к вам в салон через лобовое стекло задними лапами вперед…

А холеные остроносенькие спортивные автомобили после встречи с кенгуру выглядят всеобщим посмешищем. Ведь вместо того, чтобы оттолкнуть кенгуру, этот скошенный носик подбрасывает его вверх. Тогда — прощай, лобовое стекло, и прощай, крыша…»

(«Эти странные австралийцы»)

  Алекс Маккейвн, дальнобойщик-частник

620-сильный Western StarАлекс Маккейвн и его 620-сильный Western Star
Алекс Маккейвн и его 620-сильный Western Star

Несмотря на впечатляющие габариты «Вестерн Стара», в его кабине не очень-то просторно
Несмотря на впечатляющие габариты «Вестерн Стара», в его кабине не очень-то просторно

Так выглядят права и книга «записи режима работы»
Так выглядят права и книга «записи режима работы»

«Ну и как? Приходилось применять «кенгурятник» по назначению? — спрашиваю я у дальнобойщика-частника Алекса Маккейвна, который заехал на заправку, чтобы залить в баки своего «Вестерн Стара» тонну с лишним солярки.

Алекс (40 лет, из них 21 год за рулем, мама — ирландка) стоит перед тягачом, опираясь на тот самый «кенгурятник», сваренный из мощных труб и профилей. К тягачу прицеплены три трейлера, груженные 67 тоннами бытовой техники. (В Европе столько перевозят сразу три автопоезда!)

Алекс смешно разговаривает: перед каждой фразой произносит: «О-о-о!» «О-о! Конечно, приходится… Представляешь, что будет, если я на таком поезде попытаюсь затормозить перед кенгуру на скорости 110 км/ч?! Правда, потом, когда кенгуру уже сбит, все равно приходится останавливаться — но уже медленно. Дело в том, что у кенгуру длинные задние лапы, и, кувыркаясь под составом, он может зацепить тормозные шланги…»

М-да-а. Вот она, суровая реальность австралийских дорог. А Алекс продолжает рассказывать — о себе и своей работе.

«Я иду с юга на север, из Аделаиды в Дарвин (это, повторим, чуть больше 3000 километров). В день получается около 800 километров: то есть на путь туда и обратно уходит примерно неделя. Но если гнать — пять с половиной дней…»

«Гонят» здесь почти все дальнобойщики. Ведь контролировать их здесь некому! «Проверяет ли полиция? Да я за полторы тысячи километров ни одной полицейской машины не встретил!» — пожимает плечами Алекс. (Эх, нам бы так!)

Соответственно, и «режим труда» здесь никого не интересует. Теоретически, каждый водитель должен записывать время работы в Log Book — специальную книгу, примерно такую же, как в США. Но ее здесь называют Lie Book, «книга лжи». Поскольку никто не пишет правду. И Алекс обычно «гонит» по 18 часов в день…

«Сейчас вот дозаправиться надо, — Алекс показывает на четыре гигантских бака-бочонка по бокам «Вестерна». — Расход-то с полной нагрузкой — 87 литров на сотню! А в баки влезает всего 1400 литров…»

Между прочим, литр солярки здесь стоит 1 австралийский доллар за литр (в пересчете на наши деньги — примерно 20 рублей).

А вот цена тягачей местного производства, с нашей точки зрения, просто умопомрачительная. Western Star Алекса, в переводе на привычную нам, американскую валюту, стоит $204000. А за новый двигатель для него, 620-сильный Caterpillar, Алекс пять лет назад выложил $60000.

«Сколько я получаю? Сейчас посчитаю… О-о! За этот недельный рейс — туда и обратно — получится примерно 1200 американских долларов».

С точки зрения большинства наших водителей — сумма просто фантастическая.

  Топливозаправщик
Интересно, сколько легковушек могут заправиться топливом, которое перевозит этот «танкер»?
Интересно, сколько легковушек могут заправиться топливом, которое перевозит этот «танкер»?

«Слышишь?» — спросил меня коллега-итальянец, когда мы, уже вечером, прогуливались с ним по уснувшему городку. «Это дизель!»

И точно: издалека слышался могучий рокот. «Пойдем на звук; там должен быть road train!»

Мы шли через уснувшие кварталы больше километра. И увидели автопоезд-бензовоз жуткой длины, который сливал свое содержимое в подземные хранилища.

Австралийские бензовозы-длинномеры поражают: в их «бочки» влезает сразу сто тысяч литров, а то и больше. Причем один автопоезд может перевозить сразу несколько сортов топлива: «девяносто пятый», «девяносто восьмой» и еще солярку. Уму непостижимо.

 

***

Австралийцы делают неплохой бизнес на продаже сувениров с экзотическими дорожными знаками. Даже придумывают вымышленные знаки…
Австралийцы делают неплохой бизнес на продаже сувениров с экзотическими дорожными знаками. Даже придумывают вымышленные знаки…

Когда я улетал из Австралии, то зашел в магазинчик сувениров при аэропорте. И купил там три уменьшенные копии австралийских дорожных знаков: «Берегись кенгуру», «Осторожно, коалы» и «Берегись автопоездов road train». Теперь эти знаки висят в нашей редакции. Глядя на них, я вспоминаю страну, где работают самые необычные — и самые длинные — автопоезда в мире…

  Наша справка: Австралия
Открытку с этой фотографией я купил на местной почте. Так выглядят настоящие аборигены
Открытку с этой фотографией я купил на местной почте. Так выглядят настоящие аборигены

Климат: когда у нас зима, там лето. И наоборот. Температура местной зимой — примерно плюс 20 градусов (можете представить, что творится летом!).

Треть поверхности континента — «степь да степь кругом» (которую все почему-то называют пустыней).

Население — всего-то 19,5 миллионов человек (две Москвы!). В самом крупном городе, Сиднее, живет 3,7 млн человек. А средняя плотность населения — лишь 2,5 человека на квадратный километр.

Язык… не угадали! Вовсе не австралийский, а английский. Потому что в свое время континент освоили англичане (большинство из которых, говорят, были ссыльными).

Движение — тоже «английское», левостороннее.

Валюта — доллар… Опять не угадали! Не американский, а местный — австралийский. Один австралийский доллар примерно равен 0,8 американского.

Аборигены… Бросьте. Нет тут никаких аборигенов. Точнее, есть, но они составляют лишь 2% от всего населения (переселенцев из бывшего СССР в Австралии и то больше!). А те, кого австралийцы преподносят доверчивым туристам как «настоящих аборигенов», часто оказываются просто размалеванными «бледнолицыми».

Грузовики… А вот с ними-то тут как раз все хорошо. Это — главный транспорт в пустынной Австралии! И о нем мы сейчас расскажем.

  Тонны иметры
Схема

Я долго разбирался в австралийской «системе мер и весов», выясняя, сколько может весить автопоезд типа road train и какая максимальная длина здесь разрешена.

Выяснилось вот что. Разрешенный «максимум» — ни много ни мало 124,5 т и 53,5 м!

Но точные цифры зависят от массы факторов — числа осей, числа прицепов, расстояния между осями…. И, наконец, самого способа соединения полуприцепов.

Таких способов два. Первый — когда к обычному автопоезду (тягач+трейлер) или одиночному грузовику цепляют дополнительные трейлеры — с помощью тележек-«долли», у которых есть дышло и седло.

Во втором варианте используются полуприцепы специальной конструкции. Кузова таких «фур» укорочены, а на платформе сзади — самое обычное седло, на которое «сажается» еще один полуприцеп.

В общем, вариантов масса, но наиболее распространенный road train — это тягач и два или три полуприцепа с тележками-«долли».

Между прочим, все, что короче 22 метров, в Австралии не считается за road train. И желто-черные таблички с соответствующими надписями таким автопоездам не выдаются…

  Самые-самые

Рекорд 1999 года: 45 трейлеров
Рекорд 1999 года: 45 трейлеров

Рекорд 2000 года: 79 трейлеров
Рекорд 2000 года: 79 трейлеров

Австралийские транспортники прекрасно понимают, что в их стране работают самые длинные в мире автопоезда. И потому не упускают случай поставить очередной рекорд.

Например, в 1999 году в местечке Мередин был составлен автопоезд сразу из 45 «фур»! К нему прицепили самосвал Kenworth K100 (колесная формула 10х6, двигатель — 565-сильный Cummins). Все это сооружение, весом 603 тонны и длиной 610 метров, успешно тронулось с места — и, набрав скорость 12 км/ч, проехало по прямой аж восемь километров.

На следующий год этот рекорд был побит: комания Doug Gold составила «змею» уже из 79 трейлеров — общим весом 1072 тонны и длиной 1 км 18 метров. И что вы думаете? Автопоезд тоже смог тронуться — и тоже проехал восемь километров. Кстати, тормозить водителю не пришлось: «змея» остановилась через некоторое время после того, как он отпустил «газ».

А последний рекорд, судя по данным Книги Гиннеса, был поставлен 29 марта 2003 года в местечке Мунгинди. Автопоезд состоял из тягача и 87 трейлеров, а его длина равнялась 1 км 235 м! Правда, проехал этот «состав» всего-то 332 метра…

Сейчас австралийцы мечтают поставить новый мировой рекорд — протащить сто полуприцепов на расстояние одной мили. Но когда это произойдет (и произойдет ли вообще) — неизвестно.

"Грузовики и Автобусы" © 2001-2005, ООО "Авторевю"

 

 
Наверх
 
Hosted by uCoz